Argentum (pargentum) wrote,
Argentum
pargentum

  • Music:

Хуч на меня Левенчук и ругается, но...

Войны эпохи абсолютизма

Марксистская историография описывает эпоху абсолютных монархий как высшую стадию развития феодализма, однако большинство немарксистских историков - даже столь разные по своим политическим симпатиям авторы, как В.О. Ключевский и А. де Токвиль - описывают абсолютизм как существенно новое явление, во многих своих проявлениях чуждое и даже открыто враждебное средневековой традиции.

В военной области наиболее заметным - и наиболее враждебным средневековой традиции - новшеством эпохи абсолютизма является регулярная армия, по выражению лорда Актона - "наибольшая угроза свободе". Нельзя не упомянуть также о появлении специализированных вооруженных сил, предназначенных для борьбы с внутренними противниками режима, прежде всего с преступниками - жандармерии и полиции.

Конфликт между регулярной армией и средневековыми традициями состоит прежде всего в том, что средневековыми способами невозможно укомплектовать регулярную армию. И ополченцы из простонародья, и вассалы имеют свое хозяйство и/или обязательства по отношению к домену, и не могут надолго оставлять его без присмотра; в частности поэтому в английском fyrd была предусмотрена ротация. Солдат или офицер регулярной армии должен получать средства к существованию от этой самой армии, т.е. самым естественным способом комплектации регулярной армии является наемничество.

Государства позднего средневековья и обсуждаемого периода экспериментировали с наемными армиями; нередко такие эксперименты кончались печально или даже трагически, ведь армию относительно легко нанять, но чтобы ее уволить, надо иметь сопоставимые с ней по боевой эффективности вооруженные силы, комплектуемые по другим принципам.

Истоки призывной армии как института следует, по видимому, искать не в средневековом ополчении, а вообще за пределами Европы: высокоэффективную армию такого типа создала Османская Империя. Это произошло еще в период, который все историки единогласно относят к средневековью, т.е. до 1453 года (год падения Константинополя и год окончания Столетней Войны, в которой победа Франции была обеспечена реформированной армией).

Армия Османской Империи состояла из легкой конницы, формируемой из этнических турок по принципу обычного ополчения, и пехоты, так называемых янычар. Пехота комплектовалась очень специфическим образом: турки собирали с покоренных христианских земель своеобразный налог кровью, "призывая" первенцев мужского пола в очень раннем возрасте. Эти дети воспитывались в изоляции от родителей и образовывали своеобразную касту, которую нельзя считать ни наемной, ни призывной армией. Тем не менее, боеспособность этой армии была очень высока.

Никто из европейских правителей не рисковал в полном масштабе воспроизвести османский опыт; действительно, для его реализации необходимы завоеванные плотно заселенные территории, население которых рассматривается как не вполне люди. Отдельные эксперименты с кантонистами были довольно робкими и не позволяли полностью укомплектовать армию.

Попытка использовать служилое дворянство в качестве основы регулярной армии также были не очень-то успешны, прежде всего из-за практики приватизации поместий и исчерпания земли, годной для раздачи в поместья. К XVIII веку в основном оформилась типичная европейская армия, формируемая по сословному принципу: офицерский корпус формировался из дворян, рядовые и унтер-офицеры - из набираемых из простонародья рекрутов.

Впрочем, сохранялись и реликты - так, в России казачество и некоторые инородцы не только в абсолютистский период, но и вплоть до Первой Мировой войны не подлежали призыву на общих основаниях, а формировали собственные воинские части по принципам, которые более напоминают средневековое ополчение.

Правовой статус рекрутского набора был не вполне ясен. Использовать средневековый институт ополчения как его обоснование было затруднительно: регулярное ополчение есть противоречие по определению, примерно такое же, как управляемая демократия, т.е. уже из самих определений входящих в это словосочетание слов ясно, что речь идет об извращении сути института при частичном сохранении его формы.

Определенную популярность имело определение рекрутского набора как "налога кровью", воинской повинности - в этом смысле рекрутский набор был лишь мягкой формой османской практики набора янычаров.

Сроки рекрутской службы измерялись многими годами. Знаменитая пожизненная рекрутчина в петровской России, впрочем, должна рассматриваться скорее как способ социального обеспечения ветеранов - вряд ли кто-то всерьез считал 50-летнего или более старого солдата ценной боевой единицей.

Кроме регулярной армии, эпоха абсолютизма демонстрирует еще одно явление, которое, по видимому, является еще большей угрозой свободе: осознанную практику вмешательства правительства в экономическую деятельность.

Разумеется, вмешательство правительства в экономику имело место и в средние века, но тогда оно имело чисто фискальные цели. В эпоху абсолютизма поддержание огромной по средневековым меркам регулярной армии потребовало огромных же затрат - причем такие затраты необходимо было нести не только непосредственно при подготовке и ведении войны, но и в мирное время, поэтому правительство озаботилось не только самим процессом сбора налогов, но и тем, смогут ли их подданные вынести такие налоги.

Под названием "меркантилизма" объединяется группа экономических теорий и практик государственного вмешательства в экономику. Теории провозглашают, что торговцы являются полезным сословием и правильная политика состоит в стимулировании торговли и промышленности.

С самим по себе этим лозунгом трудно не согласиться, но меры, которые предлагает меркантилистская теория - создание торговых и промышленных монополий, ограничение конкуренции иностранцев с местными торговцами (т.е. протекционизм) и обеспечение любой ценой притока в страну серебра и золота, т.е., говоря современным языком, положительного торгового баланса (словосочетание "утечка капитала" происходит из лексики этого периода), вряд ли можно признать экономически состоятельными.

С практической точки зрения, результаты меркантилисткой политики можно описать фразой из диснеевского мультфильма про Робин Гуда: "Король грабит бедных, чтобы отдать богатым". Тот же результат имели и некоторые чисто фискальные эксперименты, такие, как налоговые откупы. Меркантилистская политика имела значительные побочные эффекты и в международной политике: действительно, поскольку защита "своих" торговцев осуществляется в ущерб не только собственному населению, но и торговцам и промышленникам других стран, то проведение меркантилистской политики может приводить и часто приводит к ухудшению и разрыву торговых отношений и может спровоцировать войну.

К описываемому периоду также относятся первые эксперименты с декретными деньгами (медными и бумажными) и эмиссионным финансированием расходов казны. Эти эксперименты обычно приводили к печальным результатам и иногда даже к бунтам, как опыты с медной копейкой в России при Алексее Михайловиче. Теория, что денежная эмиссия может и даже должна использоваться для стимулирования промышленности, является гораздо более поздней.

Цели войн абсолютистского периода также резко отличаются от целей средневековых войн. В эту эпоху мы наблюдаем вполне современные территориальные захваты, целью которых является установление военного контроля над территорией (оккупации) с последующей интеграцией захваченных земель в полицейскую и фискальную систему королевства - на общих основаниях или с различными неполноправными статусами, такими, как колонии и доминионы.

Одной из важных причин, побуждавших государства этого периода к территориальным захватам, являлся контроль над торговыми путями, а в некоторых случаях и просто доступ к ним - как в случае знаменитых войн петровской России за выход к морю. Видно, что эта потребность прежде всего порождалась меркантилистской политикой соседних государств: если бы Речь Посполитая и Швеция в описываемый период проводили разумную торговую и таможенную политику, то России не нужно было бы платить такую цену за этот самый выход к морю. Если товары не могут пересекать границы, их будут пересекать армии (к сожалению, так и не смог найти автора цитаты).

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments